Градозащитница Людмила Багрянская обратилась с открытым письмом к директору музея Ф. М. Достоевского

Новый музей Достоевского

Приводим текст письма полностью.

Уважаемая Наталья Туймебаевна!

Насколько известно, Музей собирается расширить свои площади путём пристройки к историческому дому нового здания.

Замечательно, когда музеи расширяются и когда находятся средства для этого, очень рада за вверенный Вам Музей. Например, на создание музея Лермонтова в мемориальной квартире в доме на Садовой, 61 средств не находится, а дом – в аварийном состоянии! Нет на сегодня и достаточных средств на полнообъёмное создание музея Иосифа Бродского в доме Мурузи. Здесь – в Кузнечном – средства нашлись, прекрасно, но! Вы же видите, что предложенный проект:
а) убьёт такой редкий для этого микрорайона общедоступный зелёный сквер и
б) чудовищно нарушит историческую застройку своим диссонирующим обликом.

Проект здания даже не потрудились «вставить» в размер и вид когда-то бывшего здесь дома!

…Идёшь мимо скверика, пусть крохотного – и такая радость (при имении глаз и ушей) «опираться» на просвет между домами, на лезущие ветки кустов, ощущать их живость, жизнь. Вот они как большие веники, а вот облеплены белоснежным снегом пушистым, сказочно застыли… Вот снова как веники, да ещё и мокрые, если солнце осветит – алмазами сверкают. Но неужели оживут?! И оживают – сейчас в почках, завтра просветлеют молодой зеленью, потом прибавится нежный цвет душистый, и наконец – заволнуются тёмно-зелёными волнами. Человек! Не один ты зажат сотворённым тобой камнем, не один ты страдаешь, я – с тобой, живу как могу, как сотворил меня общий наш Создатель, даю кров малым птицам небесным… Опять же, звучание голосов этих птиц – можно не замечать этого, но оно-таки очень велико в городской среде. Незаметно, крошечно – но разве не восстанавливает гармонию в душе, разве не ограждает от моторного, техногенного? «Слишком шумно и промышленно становится в человечестве, мало спокойствия духовного» — вот мысль, которая тревожит писателя» (Н.Ашимбаева, В.Бирон. – Музей Ф.М.Достоевского в Санкт-Петербурге. Путеводитель. – СПб: Серебряный век, 2012. – с.59)

Нет-нет, никак нельзя осуществлять этот проект. Кроме утраты светового проёма, зелёных лёгких и взгляда с переулка вглубь, такой проект застройки сплошной стеной ещё и – как мне кажется – усугубляет, замуровывает самого Достоевского. Да, там внутри остаются деревья (если правильно поняла), но снаружи-то они не присутствуют вживую, снаружи – «шумно и промышленно». Вот слова Д.С. Лихачёва из «Писем о добром»: «Не случайно Достоевский мечтал превратить самые многолюдные места Петербурга в сад: соединить Юсуповский сад на Садовой улице с Михайловским у Михайловского замка, где он учился, засадить Марсово поле и соединить его с Летним садом, протянуть полосу садов через самый бойкий торговый центр и там, где жила старуха-процентщица и Родион Раскольников, создать своего рода рай на земле. Для Достоевского было два полюса на земле – Петербург у Сенной и природа в духе пейзажей французского художника XVII века Клода Лоррена, изображающих золотой век, – Лоррена, которого он очень любил за райскую идеальность изображаемой жизни».

Это абсурд – расширять музей Достоевского против идей самого Достоевского, это было бы надругательством над идеалами писателя.

Подумайте всё-таки над другим решением проблемы, не связанным со строительством нового корпуса. Например, можно продолжить выкуп квартир в историческом здании. То есть, никуда не выходить за пределы мемориального дома.

Предложенный на сегодня Музеем вариант расширения считаю недопустимым.

С уважением, Людмила Багрянская
Санкт-Петербург

Источник

Добавить комментарий