Короткая память

Клумба

В 2011 году состоялось открытие Сквера Михаила Маневича. Правительство Санкт-Петербурга приняло решение о присвоении безымянному скверу в Центральном районе имени погибшего вице-губернатора и руководителя КУГИ.

Сейчас клумбы у входа в сквер и непосредственно перед самим монументом выглядят непотребно. Нет ни цветов, ни травы, земля вытоптана. Ещё в 2013 году после установки постоянного памятника тут росли живые цветы.

Не думаю, что содержание трёх клумб сильно обременяет районный бюджет. Мы надеемся, что это недоразумение будет исправлено в ближайшее время, чтобы нам не пришлось обращаться за спонсорской помощью к высокопоставленным соратникам Михаила Владиславовича…

Источник

«Это место, в котором я живу»: Активисты дворов, кварталов и районов о своей деятельности

Улучшение жизни общества на местном уровне не всегда связано с громкими лозунгами или большими политическими кампаниями, но оно требует твердой гражданской позиции. ЗАКС.Ру пообщался с несколькими такими активистами. Они борются за ремонт детских площадок, постройку детсадов, хорошее обслуживание дома, сохранение парка и уборку свалок. Они хотят сделать лучше жизнь для себя, своих детей и соседей.

Статья на ЗакС.ру

ДП прозрел: Поесть на обочине. Оправдано ли возмущение тротуарными посиделками в кафе

На Рубинштейна

Страничка комитета по контролю за имуществом на сайте Смольного пестрит сообщениями под заголовком «Освобождены участки, без правовых оснований занятые под размещение летних кафе». Интернет разделился на два лагеря: кому–то такие новости как бальзам на душу, а кто–то называет «освободителей» вредителями.

Громче других взывают к благоразумию чиновников жители улицы Рубинштейна. Там слишком много заведений и явный перебор летних кафе. Пока одни получают удовольствие от очередного бокала вина, другие не могут отдохнуть после работы. Каждый день людям приходится пробираться домой среди всеобщего веселья. Причем веранды ставят так, что для прохода остается иногда меньше метра, да и занимают его опять же посетители, чтобы, к примеру, подымить.

Оппоненты, опрокидывая очередную стопочку или отправляя в рот кусочек чизкейка, благодушно пожимают плечами: летние кафе — признак европейского города, откуда такая нетерпимость? И иногда кажется, будто вот это стремление к европейской жизни является самоцелью.

Сколько ни пытался, не могу себя заставить сидеть на веранде и снисходительно наблюдать, как пешеходы жмутся к поребрику из–за твоего обеда. Ведь помимо уличных видов (знать бы еще, чем так пленяет наблюдение за пробками) получил бы и еще много чего. Запахи, пыль, блошек с пробегающего мимо бездомного пса. Оно мне надо?

Компромисс, мне кажется, лежит на поверхности. Летние кафе можно разрешать только там, где они не мешают основной жизни мегаполиса. Проще говоря — идти по тротуару, стоять в ожидании светофора или троллейбуса. То есть на широком Невском или пешеходных 6–7–й линиях Васильевского острова можно, а на узкой улице Рубинштейна нельзя (разве что возле жилого дома Петербургской купеческой управы, который немного отодвинут от тротуара). Во всех остальных случаях — простите, это зарабатывание денег на чужом массовом неудобстве.

Источник

Интересно, почему социальное кафе, помогающее пенсионерам, закрыть так легко, в отличие от действующих с кучей нарушений баров?

Капремонт почему-то начали с уже отреставрированной части!

Лилия Шеффер

Хорошая стена

В нашем доме на Рубинштейна, 3 начался ремонт фасада. На словах обещают сделать весь дом. Но ремонт почему-то начали с уже отреставрированной части!

Звонили в фонд капремонта, говорят, да там выцвело уже все, наверное, цвет будет другой. В этой части ремонт был лет 5 назад и сделан прекрасно. Что это? Очередное освоение денег? Почему сначала не сделать то, что нуждается в ремонте? Или они плохо покрасят хорошую стену, а потом также плохо остальное — чтобы разницы не было?

Если кто знает, кто реально фиксирует такие вещи, просьба подсказать. А изменить этот ход «реставрации», думаю, уже вряд возможно